Мартин Лютер — О евреях и их лжи

Они настоящие лжецы и ищейки, которые своими ложными толкованиями от начала и до сегодняшнего дня не только постоянно искажают и фальсифицируют все Писание. Их самые пылкие сердечные воздыхания, и чаяния, и надежды устремлены к тому дню, когда они смогут расправиться с нами, язычниками, так же как они поступили с язычниками в Персии во времена Есфири. О, как любят они книгу Есфири, которая так хорошо гармонирует с их кровожадными, мстительными, смертоносными чаяниями и надеждами. Солнце никогда не светило над более кровожадным и мстительным народом, чем этот, вообразивший себя Божьим народом, которому было заповедано убивать и поражать язычников. В действительности, самое главное, чего они ждут от своего Мессии, — это то, что он сразит и убьет весь мир своим мечом. С самого начала они относились подобным образом к нам, христианам, по всему миру. Если бы у них была власть, они бы сейчас поступили так же, и часто предпринимают такие попытки, за которые крепко получают кулаком по носу. Поскольку они живут среди нас, мы не смеем терпеть их поведение теперь, когда мы осознаем их ложь, и ругань, и богохульство. Если мы будем терпеть их, то станем соучастниками в их лжи, поношении и богохульстве.

. ЖИЗНЬ ЛЮТЕРА

Способность к целомудрию реформатор считал возможным, но редким дарованием. Но лишь такие радующиеся девственники и угодны богу: Утесненное тело мстит разрушительными взрывами страстей. Реформатор подозревал, что в течение многих веков целибат соблюдался лишь единицами, большинство же священников — именно из-за мечтательной суровости этого обета — опускалось до распутств, которых никогда не позволил бы себе мирянин. Подозрение это представлялось современникам Лютера весьма обоснованным, поскольку в начале века сожительства и неразборчивые половые связи клириков были повсеместным явлением, которое почти не скрывалось.

А это означает, что они обличаемы из сердца реформации: Лютер полагал, . покорности и страха Божьего, становятся непокорными людям Божьим.

И огнь, сокрытый и глухой, Слова и строки пожирает, Так грустно длится жизнь моя И с каждым днем уходит дымом; Так постепенно гасну я О небо, если бы хоть раз Сей пламень развился по воле, И, не томясь, не мучась доле, Я просиял бы — и погас! Лютер чувствовал себя такой, людьми попираемой солью. Это было вредно для его здоровья; он начал страдать печенью, и сделался такой чудовищный запор, что боялся от него умереть; был, впрочем, так мнителен, что и от легкой болезни всегда умереть боялся.

Маленькие пажи купили для него мешок орехов. Он грыз их иногда после обеда и потом прятал в сундук, стоявший у стены в большом покое. Ночью, однажды, только что лег в постель и потушил свечу, услышал, что орехи в сундуке стучат так громко, как будто тряс кто-то мешок изо всей силы; потом, вылетев вдруг из сундука, начали они ударяться со всего размаха о потолочные балки, сперва в большом покое, а потом и в спальне, над самой постелью, так что вся комната наполнилась шумом, как от сильнейшего града.

Лютер знал, чье это дело, но только плюнул и, повернувшись на другой бок, начал было засыпать, когда услышал такой грохот на лестнице, точно скатывались по ней дюжинами пустые бочки. Снова зажег свет, встал и, выйдя на лестницу, увидел, что там никого не было, решетка опущена, цепи натянуты; но бочки продолжали катиться с грохотом.

Борьба, которую Лютер вел на протяжении всей своей жизни, была не борьбой с"плотью и кровью", а борьбой с князьями и власть имущими, с господами мира, властвующими во тьме мира сего, и с их главой — старым, злым врагом — [дьяволом]. За всяким протестом людей против установлений Божьих стоит он — [дьявол]. При помощи хитрости и насилия он подчиняет своей власти доверчивых, глупых, слабых; посредством хитроумных атак он захватывает Божьи бастионы в мире; для этой цели он постоянно переоблачается, меняет формы, образы, маски, свою личину.

Чем старше становился Лютер, чем прозорливее, тем лучше различал он маски своего врага, тем настоятельнее представлялась ему борьба с ним.

Лютер различал этот страх и отделял его от сыновьего страха, это различие полезно, потому что основной смысл страха Божьего.

Главная О нас Контакты Карта сайта Ссылки Наши авторы Подписка Служба поддержки Лютер и Священное Писание В статье использованы материалы Конференции по лютеранской экзегетике и принципам толкования Писаний, состоявшейся в сентябре г. Герменевтика Лютера во многом определялась тем, что он рассматривал Писание в свете истории спасения. Иными словами, Писание было для него не просто религиозной книгой или литературным текстом — он отчетливо видел, какое значение оно имеет для спасения человека.

Не менее ясно он видел и роль Писания в познании Бога. Писание для Лютера — источник и норма человеческих знаний о Боге, но это не означает, что Бог буквально продиктовал авторам библейские тексты, а те слово в слово их записали. Через тексты Библии Бог обращается к людям, к Своему народу — Церкви.

Лекции Лютера о книге Бытия

То, что я с некоторым опозданием[] отвечаю на твою Диатрибу о свободной воле, досточтимый Эразм, произошло против всеобщего ожидания, а также против моего обыкновения, потому что, казалось, я не только охотно ловил подобного рода поводы для ответа, но, более того, искал их. Некоторых, вероятно, даже удивит, откуда взялись эти невиданные и непривычные то ли терпение, то ли робость Лютера, которого не подстрекают ни раздающиеся отовсюду голоса, ни письма противников, поздравляющих Эразма с победой и поющих ему пэан[].

Может быть, этот Маккавей[], человек упорнейшим образом стоящий на своем, встретил, наконец, достойного врага, против которого он не смеет и рта раскрыть? И я но только не обвиняю их, но сам уступаю тебе пальму первенства, которую до сих пор никому не уступал не только из-за того, что ты далеко превосходишь меня красноречием и умом — в этом мы все тебе уступаем, а тем более я, варвар, всегда живший в варварстве,— но из-за того, что ты успокоил меня и сдержал мой порыв еще до начала битвы.

И произошло это по двум причинам. Во-первых, конечно, из-за твоей удивительной и неизменной жаннности, с которой ты противостоял мне, дабы я но мог восстать против тебя.

Лютеру наконец открылась Божья благодать. .. Он был исполнен трепетнейшего страха Божьего, полон самопожертвования во славу.

Они делают это потому, что никогда не испытывали ее и не понимают той великой силы, которая заключается в вере. Не может хорошо написать о вере, или же понять то, что уже было о ней написано, тот, кто в то или иное время не испытывал мужества, которое вера дает человеку, сталкивающемуся с бедствиями и притеснениями. Тот же, кто вкусил хотя бы ничтожное количество веры, никогда не сможет написать, высказать, обдумать или наслушаться достаточно о ней.

Что касается меня, то, хотя я имею и не так много веры, чтобы хвастаться этим, и осознаю, насколько скуден мой запас веры , тем не менее, я надеюсь, что достиг некоторой веры, хотя и был подвергнут разным великим искушениям; и я надеюсь, что я могу обсудить это, если и не более изящно, то, несомненно, более точно и по существу, чем это уже сделали упомянутые прямодушные писатели и хитроумные спорщики. Христианин является совершенно свободным господином всего сущего, и не подвластен никому; Христианин является покорнейшим слугой всего сущего, и подвластен всем.

Кажется, что два этих тезиса противоречат друг другу.

Лютер – человек своего времени

Дополнительные материалы для изучения: Какая притча иллюстрирует опыт Мартина Лютера, когда он впервые нашел Библию? Но теперь он впервые увидел всю Библию. Со смешанным чувством благоговения и изумления он перелистывал священные страницы.

Мартин Лютер написал трактат"О евреях и их лжи", где глубоко С молитвой и страхом Божьим мы должны в разумных пределах.

В то же время мы должны любить Бога, а в любви нет страха 1Иоан. Но как могут совмещаться в одном сердце и любовь, и страх? Что такое страх Божий? Существует такое мнение, что страх Божий нужен только в начале христианского пути, так как он является началом мудрости. Человек сначала боится Бога, потом обращается к Нему и начинает любить, а любовь изгоняет страх, и он живет в любви, а не в страхе. Сделав грех, Адам спрятался от Бога и, когда Он заговорил с ним, сказал: К этому ли страху призывает нас Библия?

Это не страх Божий, а страх перед Богом. Между страхом Божьим и страхом перед Богом есть разница. Страх перед Богом — это страх наказания. Страх Божий — это сознание ответственности за свое состояние и поступки, благоговение перед Господом. Из слов Апостола Павла видно, что страх Господень — это сознание того, что нам должно явиться на суд. Однако страх Господень не мучит возрожденного человека, так как вера в прощение грехов освобождает от чувства вины и возмездия за грех.

Возрождению предшествует сознание греховности, виновности, достойной осуждения от Бога.

Лекция . Антропология Лютера и его доктрина греха

Им стал летний сын рудокопа и дипломированный"магистр свободных искусств" Мартин Лютер. Пожалуй, ни один католический монах не достиг такой известности, как он. Правда, с поправкой — слава эта, с точки зрения Рима, была исключительно геростратовой.

Будучи ребенком, много ночей Лютер провел, дрожа от страха, того, что может произойти с человеком, который погружается в Божье.

И огнь, сокрытый и глухой, Слова и строки пожирает, Так грустно длится жизнь моя. И с каждым днем уходит дымом; Так постепенно гасну я. О небо, если бы хоть раз. Сей пламень развился по воле, И, не томясь, не мучась доле, Я просиял бы — и погас! Лютер чувствовал себя такой, людьми попираемой солью. Слишком много ел и пил от скуки и оттого, что все блюда были очень вкусно приготовлены, и обильные пряности в них возбуждали сильную жажду.

Это было вредно для его здоровья; он начал страдать печенью, и сделался такой чудовищный запор, что боялся от него умереть; был, впрочем, так мнителен, что и от легкой болезни всегда умереть боялся. Маленькие пажи купили для него мешок орехов. Он грыз их иногда после обеда и потом прятал в сундук, стоявший у стены в большом покое.

Лютер о сокрытом Боге

Лекции Лютера о книге Бытия Опубликовано 15 июня, - До сих пор мы говорили в основном о Лютере раннем, а теперь самое время поговорить о Лютере позднем, периода гг. Сразу видишь, что у доктора Мартина прибавилось грубости в языке. Лютер и в молодости бывал порой несдержан, а в период яростной борьбы с папством он показал себя во всей красе.

Английские авторы критиковали Лютера на литературных, богословских и Он был полон страха Божьего и всецело предан Святому Духу. Он готов.

Богословие - Статьи Очень многое было сказано относительно того, как богословие Креста у Лютера позволило верующим жить в мире . Святые Божии обычно представляются миру очень ординарными людьми. Лютеровский образ веры, добросовестно действующей в мире, представляется многим христианам образом жизни, которая выглядит не слишком отличимой от потенциальных граждан царства дьявола. Для Лютера спасительная вера призвана осуществлять жизнь верности, что по сравнению с большей частью западного христианского мышления до Реформации выглядит решительно мирским и обыденным по внешнему виду.

Лютер призвал христиан оставить позади упражнения в монашеской жизни, паломничества и евхаристическое поклонение, а также различные дела благочестивого самоотречения в борьбе за святость. Праведность Христа должна быть вашей святостью уже достигнутой и дарованной. Поэтому христианин должен направить свои усилия в вере в сторону удовлетворения обычных временных нужд своих ближних - тех, кого он встречает в обыденной жизни или на работе.

Такая жизнь веры, безусловно, не выделяет христиан из общества в целом. Действительно , для Лютера хороший благочестивый христианин призван жить в кресте Христа и остается в этой жизни чем- то вроде фантома, социологической неопределенности - неотличимым от обычных граждан этого мира. Характер благочестия и богобоязненности , за который выступал Лютер предполагает призыв к жизни веры и верности с отличительным внутримирским акцентом.

Мартин Лютер – О евреях и их лжи (1543)

То, что я с некоторым опозданием отвечаю на твою Диатрибу о свободной воле, досточтимый Эразм, произошло против всеобщего ожидания, а также против моего обыкновения, потому что, казалось, я не только охотно ловил подобного рода поводы для ответа, но, более того, искал их. Некоторых, вероятно, даже удивит, откуда взялись эти невиданные и непривычные то ли терпение, то ли робость Лютера, которого не подстрекают ни раздающиеся отовсюду голоса, ни письма противников, поздравляющих Эразма с победой и поющих ему пэан.

Может быть, этот Маккавей, человек упорнейшим образом стоящий на своем, встретил, наконец, достойного врага, против которого он не смеет и рта раскрыть? И я не только не обвиняю их, но сам уступаю тебе пальму первенства, которую до сих пор никому не уступал не только из-за того, что ты далеко превосходишь меня красноречием и умом — в этом мы все тебе уступаем, а тем более я, варвар, всегда живший в варварстве,— но из-за того, что ты успокоил меня и сдержал мой порыв еще до начала битвы. И произошло это по двум причинам.

Во-первых, конечно, из-за твоей удивительной и неизменной сдержанности, с которой ты противостоял мне, дабы я не мог восстать против тебя.

Мартин Лютер стремился освободить верующих от страха Божьего, пересмотрев один из главных тогда постулатов Церкви."Бог не.

Склонны быть смертными грехами Являются вечными добродетелями Теолог Славы судит по внешнему. Он видит добро в человеческих делах. Он различает хорошие или плохие дела; плохие дела не соответствуют Божьей воле. Сквозь дела он видит вечное мерило, по которому они оцениваются. Теолог Креста видит Бога, действующего через ужас креста.

Дела не являются поводом для гордости, а скорее для смирения и отчаяния. Дела Божьи в нас, смиренье и страх Божий являются нашей вечной добродетелью. Хотя дела Божьи всегда кажутся непривлекательными и злыми, они, тем не менее, действительно являются вечными добродетелями. То, что дела Божьи являются непривлекательными, ясно следует из того, что сказано в Ис.

Проповедь:"Спасительная сила страха Божьего" (Алексей Коломийцев)